© 2023 by ООО НПК Фарминдустрия

  • Vkontakte Social Иконка
  • Facebook Social Icon
  • Одноклассники Social Иконка
  • YouTube Social  Icon

Умирающая «Родина». Птицефабрика в Сорочинске гибнет, несмотря на обещания властей

13.8.2019

 

Ровно год назад, 8 августа 2018-го на крупнейшем птицеводческом предприятии западного Оренбуржья — птицефабрике «Родина» — началась забастовка коллектива. 120 человек тогда прекратили работу из-за долгов по зарплате — людям не платили больше четырёх месяцев. На место выехал тогдашний губернатор Юрий Берг.

Довели до ручки

История «Родины» довольно показательна в рамках общей тенденции последнего десятилетия в АПК региона. Мы уже рассказывали о том, как крупные агрохолдинги годами «выкачивали» капиталы из оренбургских хозяйств.

Птицефабрика здесь не стала исключением. Из предприятия, где некогда работало более 300 человек, поголовье птицы достигало полумиллиона несушек, а продукция отгружалась в Самару, Башкирию и Казахстан, выводились десятки миллионов рублей в неизвестном направлении.

Финансовые схемы, которые теперь вскрывает конкурсный управляющий, поражают. Чего стоит, например, удивительная история с покупкой люксового автомобиля Mercedes-Maybach S-Classe 400 4MATIK. Руководство птицефабрики потратило на него почти 8 миллионов рублей, и продолжало платить по договору лизинга даже в то время, когда рабочие уже три месяца как не получали зарплаты. Их уверяли — мол, всем тяжело, надо потерпеть. Но при этом — красиво катались на «Мерседесе». Если бы его тогда продали, то могли бы сразу и долг погасить, и ещё на три месяца вперёд зарплатный фонд пополнить. Но увы…

Люксовый «Мерс», кстати, позже всё-таки продали — машину у птицефабрики купил некто гражданин Магамадов Сайдхамзат Сейтхасанович. Заплатив за неё… 250 тысяч рублей. То есть шикарный Мерс с кожаным салоном, твин-турбо мотором мощностью в 333 «лошади» и разгоном до сотни за 6 секунд, с раздельным климат-контролем и хай-эндовской «музыкой» отдали по цене бэушной «Лады»!

Мифический инвестор

Но вернёмся в год 2018-й. Тогда успокаивать людей и спасать предприятие приезжал губернатор Юрий Берг. Он встречался с коллективом и обещал найти нового инвестора, который бы вложился в предприятие и вывел его, как говорится, на траекторию устойчивого развития.

Прежний бенефициар, известный в Оренбуржье предприниматель — а ныне банкрот Гоча Заридзе через свои структуры приобрёл контроль над птицефабрикой в 2011 году. Теперь он живёт в Москве и в родные некогда палестины приезжает нечасто. Когда случилась забастовка, он пообещал по телефону дать полмиллиона рублей на зарплату, но потом отключил телефон и на связь не выходил.

Задолженность перед работниками удалось погасить лишь к ноябрю, да и то после вмешательства прокуратуры. А Юрий Берг на встрече с работниками рассказал, что теперь всё будет хорошо — инвестор найден, корма закуплены, работа предприятия стабилизирована.

Кто именно пожелал вложиться в разорённую «Родину», не сообщалось. Некоторые СМИ называли «Оренбургский комбикормовый завод», бенефициаром которого является бывший совладелец и президент банка «Русь» Владимир Киданов.

Официально, впрочем, он никогда не говорил о том, что ведёт переговоры о приобретении птицефабрики. Тем более, что и купить её уже на тот момент было нельзя — в декабре 2018-го на предприятии в рамках процедуры банкротства счета были заморожены, а конкурсный управляющий вёл опись имущества для распродажи на аукционе.

25 декабря «Родина» стала отгружать яйцо в магазины, люди получали вовремя зарплату, напряжение вроде как спало. Но ненадолго. Губернатор уехал, а через три месяца птицефабрика полетела в тартарары.

Три месяца до катастрофы

Громом среди ясного неба для работников стало письмо конкурсного управляющего о том, что с 1 марта 2019 года они увольняются в рамках конкурсной процедуры. Люди недоумевали — а как же обещания властей, что теперь всё будет хорошо?

Управляющий, впрочем, пообещал выплату причитающихся денежных компенсаций: хоть что-то, чем ничего. Но, как сказали сами работники, обещание не выполнено в полном объёме.

Более того, «тихой сапой» идёт разорение цехов и уже 13 инкубационных шкафов разобраны и готовы к сдаче на металлолом. Многие цеха и служебные помещения стоят заброшенными, из них вывезли мебель и оборудование. Поголовье птицы упало до 112 тысяч голов, сократившись на 18 тысяч за два месяца. А из 120 человек персонала осталось около 30 — поддерживать фабрику в полуумирающем состоянии.

— Мы ездим в Сорочинский городской округ каждые две-три недели, ситуацию видим своими глазами, и она — плачевная, — рассказывает депутат Законодательного собрания, заместитель председателя комитета по местному самоуправлению и вопросам деятельности органов государственной власти Владимир Новиков. — Хуже всего то, что не обновляется кросс, то есть не привносится новый генетический материал. И резервов поголовья осталось максимум до октября.

Чтобы сохранить производство, нужно завозить свежий молодняк. Но для этого нужны крупные вложения, делать которые никто не хочет. При посредничестве Юрия Берга были достигнуты договорённости о реструктуризациях платежей за коммунальные ресурсы, отсрочках выплат. Но все сроки вышли — к старым долгам приплюсовались и новые.

— Село Родинское под Сорочинском всегда было зажиточным. У людей там дома хорошие, добротные. Птицефабрика ведь даже в самые сложные 90-е годы давала работу сотням семей, зарплату неплохую платили, и спрос на продукцию был всегда. А сейчас — отчаянье, специалисты уезжают, так как устали терпеть безденежье и ждать, — рассказывает редактор независимого издания «Сорочинская Ярмарка» Ирина Кремнева.

На прошедшей недавно пресс-конференции врио губернатора Оренбургской области Денис Паслер пообещал, что приедет в Сорочинск и посмотрит, как обстоят дела в округе. Оставшиеся работники птицефабрики и те, кто уже уволен, но не теряет надежды вернуться на родное предприятие, ждут этого визита, как последний шанс на спасение «Родины». Они недоумевают — как же так? Ведь пережили и лихие 90-е, и гиперинфляцию, и денежные реформы, и обрушение рубля в 2008 и 2015 годах. А теперь на ровном месте, когда есть, казалось, и спрос на продукцию, и хорошие кадры — рухнули в пропасть.

Ведь если не будет работы на фабрике, то останется только продать дома и уехать — туда, где птицеводы востребованы и где им вовремя платят за их нелёгкий труд.

Поделиться
Please reload

Недавние посты
Please reload

Архив
Please reload